История борьбы с болезнью – это тоже история. 

то, что осталось позади, не должно исчезнуть бесследно, История борьбы с болезнью – это тоже история.

 

 

То, что осталось позади, не должно исчезнуть бесследно,  

то, что осталось позади, не должно исчезнуть бесследно, И.

 

 

 

Астма была всегда 

            В Египетских папирусах находят описание средств, помогающих при нарушении дыхания (например, разогреть микстуру из трав и вдыхать пары).

            Термин астма появился у еще древних греков. Гомер в “Илиаде”, описывая состояние дыхания Гектора, чью грудь пронзил копьем Ахилл (тому видимо вовсе не дышалось), впервые вводит термин - астма. Это было в 19 веке до нашей эры.

 В самом начале нашей эры грек Арете де Кападос впервые описал приступ удушья, он описывал ее как неутолимую жажду воздуха. 

Ему мы обязаны вычленением этой болезни из других, тоже связанных с нарушением дыхания. 17 веков спустя мы читаем его определение недуга с восхищенным удивлением «Эти больные выпрямляют грудную клетку, чтобы дышать, они блуждают по улице, желая утолить жажду воздуха, которая их вынуждает жадно открывать рот, как можно шире, но без результата... их свистящее дыхание   раздувает грудную клетку, их сотрясает мучительный кашель, мокрота отходит плохо, ниточками».

Арете  даже  подметил связь некоторых видов одышки с определенными профессиями: с производством шерсти, гипса, у кузнецов, у тех, кто раздувал огонь в публичных банях.

Вскоре великий Гален (начинал врачом в школе гладиаторов, кончил придворным врачом римского императора) выдвинул теорию развития болезни: прохождение воздуха в органах дыхания нарушается вязкой густой жидкостью в трахее.

Рекомендовал в том числе опиум. Его учением пользовались многие века.

         Мозес Маймонид (1135-1204), раввин и философ, циркулировавший между Испанией, Марокко и Египтом, практиковал и медицину при дворе тамоших султанов. Написал немало книг, в том числе и про астму. Говорил, что в зимние влажные (это у них на юге) месяцы обострение астмы начинается как обычная простуда и отмечал, что больные лучше себя чувствуют, когда тепло и сухо. Рекомендовал избегать сильнодействующие лекарства, побольше спать, пить побольше жидкости, умерить сексуальную активность и кушать куриный супчик.

           Жан Батист Ван Гельмон Jean Baptiste Van Helmont (1579-1644 ), бельгийский врач, химик и физиолог, считал, что астма зарождается в легочных трубах.

В 17 веке заговорили о нервной природе болезни, один из врачей назвал астму эпилепсией (падучей) легких.

 Джон Флойер, английский врач, сам страдающий астмой, открыл новые составляющие в механизме удушья: сокращение мышц бронхов (бронхоспазм) и набухание (отек) внутренней поверхности бронхов уменьшают их просвет и затрудняют дыхание.

 

1820 – 1830 гг. – французский врач Р. Лаэннек (1781 – 1826) и русский врач М. Е. Мудров (1772 – 1831) почти одновременно публикуют работы, в которых причиной бронхиальной астмы назван невроз.

1830 г. – американский врач Дж. Эберли высказал предположение, что в возникновении бронхиальной астмы большую роль играет наследственность.

1838 г. – русский терапевт Г. И. Сокольский (1807 – 1881) в своем труде «Учение о грудных болезнях» впервые в отечественной медицине дал классическое описание приступа бронхиальной астмы. Он считал, что причиной развития астмы является воспалительный процесс в бронхах. 

В 20 - 50 годы прошлого века астма считалась психосоматическим заболеванием, это когда вполне телесные симптомы вызывются проблемами психологическими и эмоциональными. В лечение на первое место  выходит общение с больным и психоанализ.


 

К нашему счастью, 60е годы наконец признают воспалительную природу заболевания и поиски эффективных средств перемещается в это русло.


 


Сегодня мы знаем, что и отек и спазм и обильная слизь - это результат хронического воспаления. Постоянное воспаление - характерный болезненный процесс в бронхах при бронхиальной астме. 

           .

 

 

 

Чем лечили

 

            В Китае уже несколько сотен лет назад больных астмой лечили травой эфедрой

 

В начале 20 века у астматика широкий выбор лечения, правда, польза – относительная. В карманном терапевтическом справочнике Шнирера, изданном в Москве в 1910 году, в разделе «астма» предлагались инъекции морфина, папиросы с коноплей, опиумом, коффеин в порошке, атропин, йодистый калий, хлоралгидрат, мышьяковая кислота и ее соли. Известный русский поэт, Алексей Толстой, мучившийся астмой, погиб от передозировки морфина.

           Теофиллин (в продаже часто – эуфиллин) был найден в листьях чая, его химические свойства были определены немецким биологом Альбрехтом Косселем в 1888 году. Через семь лет уже научились его производить. В 1902 году его впервые предложили в качестве лечебного средства - мочегонного. И понадобилось еще 20 лет для того чтобы теофиллин начал использоваться в лечении бронхиальной астмы.

 

 

 Продолжение следует

Пикфлоуметрия - это современность 

Тетя Доктор прописала мне новый ингалятор.  Честно принимаю неделю – действительно лучше. Небывалое дело. Ночью не просыпаюсь, чтобы вдохнуть сальбутамол и днем почти забываю про него. Свищу меньше. Говорю тете Врачу : «Классное Ваше лечение!», а она заставила меня дохнуть в маленькую трубу с делениями и говорит: «Лучше. Но до «хорошо» не дотягивает.  Вы, Семен Семеныч, забыли, что такое, свободно дышать. Человек ко всему привыкает, правда, от этой привычки Ваш организм, мягко говоря, не в восторге. Давайте-ка, поизмеряйте дыхание каждый день».

 

Информация к размышлению.

 

Дома можно измерять дыхание – точнее скорость выдоха с помощью аппаратика – пикфлоуметра. 

Гипертоники измеряют давление, диабетики – сахар крови, астматики тоже не лыком шиты. В 21 веке лечиться вслепую не солидно.

         Пикфлоуметр измеряет максимальную скорость выдоха. Она зависит от того, насколько свободно дышат бронхи.

 

Обычно господину Астматченко с утра дышится тяжелее - просвет бронхов уменьшен, сужен, к вечеру дыхание

свободнее - бронхи расширяются.

 

Изменяется в течение суток и максимальная скорость выдоха, определяемая при помощи пикфлоуметра. Как-то Семен Семеныч плохо задышал на на работе. Вернулся домой – полегчало. На следующий день он взял с собой пикфлоуметр, измерил в обед – показатели действительно упали. Вечером после работы они полезли вверх. Оказалось, в кабинетах травили тараканов, вот Семен Семенович и отреагировал.

 Если мы дуем и дуем в пикфлоу, а цифры, что утром, что вечером не меньше 80% от самой лучшей (самой большой), это значит, что наступил тот самый желанный АСТМА КОНТРОЛЬ.

 Наоборот, разница утренних и вечерних показателей более 20% говорит о том, что астма резвится вовсю и нужно действовать.

 Семен Семенычу рекомендовали проводить Пикфлоуметрию в положении стоя. Делается глубокий вдох, затем губами плотно обхватывается мундштук пикфлоуметра и делается резкий быстрый выдох до конца.

Стрелочка показывает скорость выдоха. Г-н Астматиков положил приборчик на ночной столик и утром и вечером делает по три измерения и заносит лучший показатель в специальный дневник /график/.

 

Утром Г-н Астматченко дует в пикфлоуметр сразу после открывания глаз и потягивания в кровати, когда встанет на ноги, еще до приема лекарств, вечером - перед отходом ко сну, когда все ингаляции уже позади.

Семен Семенович сравнивает суточные колебания максимальной объемной скорости выдоха  в течение двух недель, выбирая на графике худший и лучший показатели.

В один прекрасный день Г-н Астматченко делает открытие: пикфлоуметр бывает более чувствительным и более объективным, чем он сам.  Пикфлоуметр может подсказать об ухудшении бронхиальной проходимости раньше, чем появляется затруднение дыхания..

 

Пикфлоуметрия - максимальная скорость выдоха, измеряется в литрах в минуту.  Пикфлоуметрия помогоет и поставить диагноз, и оценить состояние дыхания и вовремя изменить лечение

 

 Фотографии предоставлены фирмой MEDIFLUX

 

Резиновый

ингалятор

 

Это чудо, что мои пациенты сохранили такой экспонат! Крышечка откручивалась и в емкость заливался раствор. Например «Новодрин», праобраз современных бронхорасширяющих средств, родственник эфедрина.

Из наших историй болезней

.

Из истории болезни Тамары Павловны Я., Екатеринбург.

 

«Я болею бронхиальной астмой с 3х лет.

...Шел 1948 год, в то время астму вообще не признавали. Обычно приступы беспокоили ночью. А днем я была цветущим пухленьким ребенком. Подозревали то дифтерию, то коклюш, возили по инфекционным больницам.

Маме много раз говорили, что она – «молодая неопытная мамаша» и «все ей кажется».

 Один старенький доктор признал грудную жабу, лечил травами. Не помогало.

Я росла и росли мои мучения.

Я не могла бегать со сверстниками, приступы стали возникать днем и ночью. Так я дожила до 7 лет.

И тогда, в 1952 г. мне сделали операцию в Пульмонологическом Центре на Чапаева. Мне трижды подшивали в левое подреберье кусочки мяса только что убитого бычка. Шрамы до сих пор остались. Мне стало немного легче. Приступы конечно не прекратились, но были не такими частыми и тяжелыми, принимала теофедрин».

 

            В истории болезни этой женщины отразились многие лечебные методики, которыми раньше пользовалась медицина. Голодание, гипноз, пачка эфедрина в день (при этом конечно дрожь, сердцебиение, повышение артериального давления), пищевые добавки. Долгие годы Тамара Павловна чувствовала себя инвалидом, чтобы добраться до работы выходила на час раньше. Астма отступила  только в последнее время, когда больная стала регулярно принимать противовоспалительные ингаляторы.

            Мы проконсультировались с главным пульмонологом Свердловской области, профессором Игорем  Викторовичем Лещенко по поводу интересной операции, которая была проведена Тамаре Павловне в 1952 г. Профессор подтвердил, что такая методика в лечении бронхиальной астмы существовала, хоть и не долго. Под кожу подшивали надпочечники молодых бычков. Иногда достигали значительного эффекта. Но бывали и тяжелые осложнения из-за несовместимости тканей человека и животного.     

 

            Как часто история развивается по спирали! Надпочечники – это целая лаборатория различных веществ. Там и  кортикостероидные гормоны и адреналин, то есть далекие прародители современных ингаляционных препаратов.

            Какие из препаратов сегодня наиболее эффективны при лечении бронхиальной астмы? Комбинированные аэрозоли. Те, которые сочетают в себе ингаляционные кортикостероидные гормоны и бронхорасширяющие средства продленного действия. Именно они способны лишить больных симптомов астмы и обеспечить высокий уровень качества жизни.

 

 

 

 ЧТО ЛЕЧИТЬ БУДЕМ?

 

Семен Семенович Астмаченко:

- Видимо бронхи, которые плохо дышат. Астма-то – бронхиальная. Мне кажется, что что-то перекрывается внутри.

 Тетя Доктор:

-Вы правы. Проблема – в бронхах. Бронхи – наш воздухопровод, трубы по которым кислород доходит до легких. По ним же следует в обратном направлении, то есть, наружу углекислый газ, наш дыхательный отход. Почему эти трубы оказываются перекрыты? Потому что они живые и реагируют на вторжение.

 

- Кто же это вторгается?

 

- Невидимые агенты. У каждого больного астмой свой набор нарушителей спокойствия. Вот для Вас, Семен Семенович, провокатором может быть простуда, то есть вирус. А, например, на запах французских духов, Вы и не чихнете.

 А есть немало пациентов, которые никаких резких запахов не переносят, не потому что противно, а потому что дышать тяжело.

 

- Та я вообще запахов не чувствую, у меня нос почти всегда заложен.

 

- К Вашему носу мы вернемся, нос – это архиважно. Сейчас – об агентах-раздражителях.

 

- Вы знаете, мой начальник, он тоже агент, только очень видимый, почти 100 кило. Когда он вызывает меня на ковер, меня «душит» только так.

 

- Ну не начальник же Вас душит, Семен Семеныч, а страх, стресс, волнение. Это частая причина приступов.

А вот Марья Петровна, что живет в пятом подъезде, жалуется, что любая физическая нагрузка заставляет пользоваться сальбутамолом, подняться на этаж - проблема. А подружка вашей дочери Надя – спортсменка, лучше всех в районе бегает стометровку, но абсолютно не переносит котов и даже «кошатников», сразу начинает «свистеть».

И так у каждого больного свой список и раздутость этого списка очень разная. Надя реагирует только на котов, а Марья Петровна  - и на запахи, и на пыль, и на табак, и на загазованность ул. Репина, а на мороз, и на простуду и т.д.

 

- Как же эти «агенты» орудуют?

 

- Орудуют они обыкновенно. Пыль, пыльца. запахи, стресс, это то, что окружает нас всех. Но реагируют на них больные астмой необыкновенно, сверх реагируют, как на личных врагов. Такая особенная чувствительность. Вот и запускается механизм, который перекрывает дыхательные пути.

В стенках бронхов проложены круговые мышцы, они сокращаются  и диаметр бронха, его просвет сужается.

Стенка трубы-бронха отекает, значит становится толще, значит просвет снова сужается.

Чтобы защититься стенка увеличивает выделение слизи в просвет бронха, это  снова сужает воздухопровод.

 

- Какие страсти Вы рассказывете, тетя Доктор! Давайте скорее: кто виноват? И что делать?

 

- Начнем со второго, потому что делать надо быстро. Лекарства, снимающие приступ астмы. BD Похожие на адреналин (его дальняя родня). Вспомним пещерного человека – (мы же - в музее) - чтобы скрыться от опасности, надо было чтобы дыхание работало безупречно. Вот в кровь и вбрасывался гормон стресса – адреналин, Вы знаете, он и бронхи расширяет и сердце ускоряет.

 

- Это Вы про сальбутамол? Он действительно быстро снимает удушье. Но, когда мне приходится вдохнуть 3-4 дозы, сердце колотится, как у трусливого зайца. А бывают «плохие» дни, когда приходится много принимать, так даже руки дрожат.

 

- Ваша правда, Семен Семеныч. Внуки адреналина ( сальбутамол, фенотерол, которые нам хорошо знакомы под именами вентолин, беротек, реже встречается тербуталин – бриканил) помогают при приступе. Но, во-первых, не лечат и не уменьшают количество приступов. а во-вторых, при бесконечном приеме побочные эффекты показываются во всей красе: сердцебиение, дрожь, бессонница, аритимия и т.д.

Когда в лечебном арсенале мы не имели ничего кроме лекарств этой группы, больные астмой не вылезали из больниц. Я помню, просидищь все дежурство , спасая больного от приступа, через несколько дней после выписки, его снова везет «Скорая».

 Тут мы подошли вплотную к вопросу, кто виноват. Так вот виновато во всем воспаление бронхов, которое возникает у больных астмой на вторжение «агентов». Это из-за него бронхи сужаются, отекают и вырабатывают вязкую слизь.

 

- Получается, лечить надо воспаление.

 

- Получается. И важно знать, что это воспаление или аллергического происхождения, или близкого  к нему.

 

- Честно говоря, тетя Доктор, я не совсем понимаю, что такое аллергия.

 

- Вы не одиноки, науке тоже не совсем ясно. Грубо говоря, это ляп системы иммунитета, когда на вторжение какого-то инородного вещества (белка), например,  вдыхание пыльцы деревьев или укус пчелы, организм реагирует общей мобилизацией. И уже не раздражитель, а эта реакция опасна для самого организма. Это, как если бы на обычный дождь, мирная и не многоводная река Исеть полностью бы выходила из берегов и надо было бы спасать  Екатеринбург от наводнения.

В случае больного астмой надо спасать организм от захлестывающего воспаления.

 

- Когда у меня было воспаление уха, мне давали антибиотики. А Вы не даете.

 

- Семен Семеныч!.. Мы только что говорили о природе воспаления. Антибиотики помогают только когда нападает инфекция, микробы. Вы же помните, когда у Вашего маленького Вити болели ушки, был гнойный отит, его кололи пенициллином. была аллергия на пенициллин, сыпь на коже была.

 

 Антибиотики убивают микробов или лишают их определенных достоинств, например, способности размножаться. В нашем случае убивать некого. Надо разорвать цепную реакцию воспаления, в которой участвует вагон и маленькая тележка разных клеток, всех надо остановить.

 

И есть такие лекарства, которые прямо-таки могут перекрыть путь этой лавине?

Есть такая партия, вернее группа. В 50х годах 20 века в медицину пришел кортизон. Тоже гормон, близкий к тем, что активно работают в человеческом организме. Силен в борьбе с воспалением. Но как все мощное, тащит с собой и побочные эффекты. Поэтому изобретение ингаляционной формы лекарства, когда доза очень маленькая и направлена точно на больное место – на бронхи, преобразило жизь больных астмой. Я бы сказала, что наступила новая эра в лечении этой болезни.

Конечно поиски противовоспалительных препаратов продолжаются. Но чемпионы сегодня – это ингаляционные кортикоиды.